КОВКА И КУЗНЕЧНЫЕ ИЗДЕЛИЯ (г. Тула)

На первый взгляд нельзя назвать эти изделия художественно привлекательными. Однако соответствие формы технологическим и природным свойствам металла и на этой основе найденные пропорции формы вскрывают глубинную эстетическую сущность. Иногда встречаются и более тонкие, более открытые в художественном смысле изделия, в которых их конструктивной и функциональной сущности придавался более декоративный, изобразительный, а иногда и сюжетный характер. При этом всякое декоративное, художественное решение подчинялось конструктивно необходимым и функциональным особенностям. Многие изделия индивидуализированы в деталях и представляют собой галерею неисчерпаемой фантазии мастеров кузнечного дела, свидетельствуя о их художественной одаренности. В некоторых случаях налицо эстетическое отношение человека-мастера к создаваемым им вещам, когда художественный образ рождался из совокупности логически решенной формы и декоративных элементов. Причем на ранней стадии ремесленного производства, когда создатель и потребитель был, по существу, в одном лице, предметы и вещи из металла являлись не только отображением определенного опыта, но и характера их создателя. Для этого периода характерны сдержанные формы с налетом некоторой суровости, конструктивной чистоты, идущей от функциональности, простоты и художественности.

К сожалению, многие приводимые здесь в качестве примеров жиковины, равно как и другие элементы и детали работы тульских мастеров кузнечных дел, на сегодня безвозвратно утрачены, приходится довольствоваться их изображениями, сделанными автором в середине 70-х годов.

К числу украшений можно отнести и некоторые детали запоров. Так, та часть запора (засова), которой при открытии и закрытии касалась рука, нередко делалась фигурной, иногда на нее наносили простейший орнамент.

По конструктивному устройству запоры бывают двух основных видов. К первому, наиболее простому,относятся такие, где задвижка движется по дереву в скобках, вбитых также непосредственно в дерево. Ко второму виду — где она движется по металлу в металлической обойме и хомутах, закрепленных на металлической подкладке. Обойма или подкладка крепятся к полотну двери или ворот (в редких случаях — к косяку) обычно гвоздями, реже — болтами. Часто подкладки также делались фигурными.

Прекрасным дополнением к запору и другим деталям служил замок. Замки к дверям отличались большим разнообразием форм и конструкций. Это особая область, требующая отдельного, специального, может быть, исследования. В Туле было сильно развито замочное производство. Имелось большое количество кустарных мастерских, специализировавшихся на замочном промысле. Как правило, каждая мастерская изготовляла замки своих видов и конструкций. Конечно же, при этом прежде всего выявлялся коммерческий подход: при осуществлявшемся в широких масштабах сбыте продукции каждая мастерская, каждый кустарь должны были быть конкурентоспособными. Но постепенно, с ростом спроса на товар и внедрением некоторой механизации работ количество форм и конструкций уменьшается, а понятие о художественности изделия отходит на второй план. К тому же если раньше изготовление замков было делом рук кузнецов, то с развитием замочного производства оно полностью становится слесарным ремеслом, так же как и выделка скобянки. И если раньше делались замки навесные, то в конце XIX — начале XX веков замочники уже делают меньше навесных, а больше внутренних замков.

При устройстве внутренних замков и запоров для обрамления отверстий для ключа с внешней стороны двери изготавливались разнообразные по форме личины — ключевины, или замочные накладки. Более древние личины изготовлялись на кузнечной наковальне, а с появлением прокатного листа они чаще стали выделываться в технике вырубки и просечки. Позднее же, с внедрением в скобяное и замочное производство прессов, личины стали изготовляться с помощью штампов.

Приводимые примеры деталей украшений кузнечной работы встречались в основном на дверях и воротах той части Тулы, жители которой не блистали большим достатком. Мещане, мелкие купцы, ремесленники и прочие не весьма богатые люди с охотой использовали при отделке жилища, а особенно входа в него, на калитках и воротах, изделия надежные, скромные, хотя и выполненные со вкусом. Разбогатевшие же бывшие кузнецы и оружейники позволяли себе строить не рядовые постройки, а роскошные каменные дома, палаты и даже дворцы, в отделке которых присутствовали украшения из металла, выполненные на высоком художественном уровне. Въезды в усадьбы имели ворота, решетки которых были сработаны руками мастеров высокого класса. Такие примеры немногочисленны, но они достаточно полно раскрывают суть истинно художественного подхода к решению поставленных задач.

К сожалению, лучшие из ворот в разное время утрачены и сегодня приходится судить о них лишь по старым снимкам. К таковым относятся решетки ворот и элементы ограждений дома № 7 по Менделеевской улице. Этот особняк был построен в 1760-е годы заводчиком Лугининым. Впоследствии здесь размещалась мужская классическая гимназия, где учились выдающийся зоолог М. А. Мензбир, писатель В. В. Вересаев. В конце 50-х — начале 60-х годов здесь неоднократно бывал Л. Н. Толстой, увлекавшийся в то время педагогической деятельностью и оказавший влияние на преподавателей. В настоящее время это один из корпусов Тульского государственного педагогического института им. Л. Н. Толстого. К числу многочисленных архитектурно-художественных достоинств здания и архитектурного усадебного комплекса в целом можно отнести умелое включение художественного металла: главная лестница виртуозного чугунного литья, козырьки над входами, решетки ворот и верхней части ограды, фигурные колпаки над трубами. Правда, на сегодня уцелели лишь чугунная лестница и изящный козырек главного входа с кружевными кронштейнами кузнечной работы.

Здание трижды реконструировалось. Сначала к первоначальному (центральному) объему, который был особняком Лугининых, были пристроены с двух сторон той же высоты и такого же архитектурного фасадного решения объемы по длине меньше основного в два раза. Эти пристройки имели свои входы и свои лестницы, которые отличались от главной лестницы. Красивые ступени художественного литья были, пожалуй, единственным элементом, роднившим эти три лестницы. Лестница в пристроенном позднее крыле (третья реконструкция) имела уже каменные ступени, а ограждения ее, кузнечной работы, по рисунку отличались от кованых ограждений лестниц в двух предыдущих пристройках. Крыло имело свой обособленный вход. Над входами крыла, пристроек и центрального объема были модные по тому времени кованые козырьки. Козырек над центральным входом самый большой из них. Состоит он из двух кронштейнов, закрепленных в стене, лобовой декоративной решетки и собственно козырька из листового железа, покоящегося на верхних полках кронштейнов и верхней кромке лобовой решетки.
Декоративно-художественные кронштейны и лоб козырька — это образец мастерского исполнения кузнецом своей работы. Решетки кронштейнов и лба имеют отличные друг от друга рисунки узоров. В верхней части кронштейнов горизонтально идет декорированный мелким узором неширокий пояс, который переходит на лобовую решетку, где сначала горизонтально, а потом по циркулю описывает дугу под самым козырьком. Точнее, козырек следует по изгибу линии пояса, повторяя форму кровли тамбура входа. Орнаментальный узор пояска состоит из S-образных элементов-завитков, которых по четыре на каждом кронштейне и шесть на пояске лба. На углах, при перегибе пояска, размещены Х-образные завитки. Узор кронштейна под пояском крупный, по рисунку напоминает узор полукружия въездных ворот и состоит из завитков, разветвлений, спиралей. Несколько мельче основной узор лба. Здесь использован в основном тот же мотив на основе завитков и разветвлений, так называемых во-лютных «кудрей». Решетка лба симметрична. По центру композиции кованый из листа цветок.

Конструкция козырька и элементы узоров в целом типичны, тради-ционны для Тулы и тульского кузнечного ремесла. Но при этом композиция рисунка оригинальна, он более нигде не повторяется. Кстати,у владельцев домов считалось престижным иметь козырек, не похожий своим украшением на другие. Поэтому трудно, почти невозможно найти во всем городе два совершенно одинаковых узора в отделке крылец.

Поскольку украшения из металла обогащали зачастую простые фасады, то им придавалось особое значение. Да и виртуозное мастерство специалистов «железных дел», умело использовавших художественные свойства черного металла, позволяло создавать замечательные произведения декоративного искусства в архитектуре. И особенно богатыми, изысканными и многообразными были многочисленные козырьки над входами и зонты подъездов.
Из утраченных элементов усадьбы на Менделеевской улице особо заслуживают упоминания решетки ворот, о достоинствах которых дают возможность судить фотографии начала века. Правда, здесь следует оговориться: на фотоизображении виден рисунок ворот времени, которое на полтора столетия отстоит от момента возведения усадьбы. И является ли он первоначальным — таких данных на сегодня нет.

Решетки ворот состояли из трех частей: двух створок и полукружия над ними, которые полностью заняли собой внутриарочное пространство каменных массивных ворот, решенных, как и сам особняк, в стиле барокко. Ажур кованых решеток композиционно вписывался в жесткие обрамления. Тем самым создавалась и целостная конструктивная система. Узор полукружия, симметрично расходясь от середины в обе стороны, плотно заполнял пространство рамы завитками и спиралями. Несколько иначе выглядит композиция узора створок, где рисунок симметричен двум осям: вертикальной и горизонтальной, от которых расходятся завитки, сплетения, разветвления и спирали. И весь их узор как бы оторочен декоративным обрамлением с рисунком из S-образных сопряжений, угловых перекрещиваний, дугообразных элементов с завитками вовнутрь. Но в целом в композиции створок прослеживаются вертикальные линии, что придает рисунку определенную строгость в отличие от рисунка полукружия.

По материалам сайта interior.parovoz.ru


КОВКА И КУЗНЕЧНЫЕ ИЗДЕЛИЯ04.03.2011, 948 просмотров.